Откуда у Михи образовался долг

Естественно, что вся история с Михиным пролётом мимо собеседования не могла не сказаться на Ромке-Косяке. Ромка поставил на карту весь свой и без того скромный профессиональный авторитет (который, надо сказать, ему дорогого стоил). Сколько раз он сам подставлял людей, которые за него просили, а тут он вдруг подставился сам. Причём «накосячил» даже не своими руками.

Предстоял серьёзный разговор.

Миха был всё на той же скамейке возле подъезда, где вот уже второй день пытался осознать, как же так произошло, и почему счастье, которое было уже в руках, так быстро от него ускользнуло. Пейзаж несколько скрашивал факт наличия исполненной мечты в виде ржавой Газели, поэтому тосты на скамейке в этот вечер были двойственными. С одной стороны, вновь прибывающие кореша продолжали поздравлять с покупкой, а с другой, те из них, кто уже был в курсе истории с пролётом мимо собеседования (естественно без подробностей) поднимали свои пластиковые «бокалы» не чокаясь. За этим занятием Ромка и обнаружил Миху.

Дословно приводить здесь состоявшийся диалог не имеет смысла, ибо парламентских выражений прозвучало немного, а если записать, то что прозвучало — потеряется смысл. Он был не в бранных словах, а в их интонациях. В общих чертах — Рома донёс до Михаила что тот неправ, и подобное поведение непозволительно. Что за такие вещи, в конце концов, бьют «лицо». Одним словом – всё то, что до Ромки донёс чуть ранее его директор, прождавший Миху целый день, только с поправкой на отсутствие у Романа не только филологического образования, но и знания значения слова «филология». Миху же, в свою очередь, от того чтобы на месте «ушатать» Романа за все эти слова, да ещё и сказанные при посторонних в столь грубом тоне, остановило только то, что он чувствовал за собой вину. И был основательно пьян. Миха ограничился указанием на переход Романом границ дозволенного. И после краткого перечисления всех тягот, которые он был вынужден понести в день, когда пропустил собеседование, отметил, что теперь ещё и Роман взялся ему на мозги капать. Ромка-Косяк рассудил просто – Миха мужик серьёзный и ни о каком «горячем» конфликте с ним речи идти не могло — заведомый проигрыш и по габаритам и подходу к жизни. В общем сошлись на том, что Миха проставляется, чтобы загладить свою вину. Нарисовался «долг».

Как Миха пропустил собеседование

После ночи проведённой в салоне Газели, Миха проснулся несвежим. Во-первых, подъём после возлияний для него уже давно не бывает добрым, а во-вторых пораженный алкоголем мозг в процессе забытья коварно перестал давать телу команды выйти по нужде. Были ли среди Михиных алкогольных снов видения о море, юге или просто теплой воде из-под крана сказать сложно. Легко можно сказать только то, что штаны были безнадежно испорчены.

Ладно, будет в чём под машину лазить. Хорошо ещё водительское кресло не так сильно пострадало. Настроение не улучшил и факт заклинившей двери. Коврик-корыто под ногами опорожнить не удалось. Тащить его через весь салон трясущимися руками означало поставить под угрозу обивку. Да и времени на эти манёвры небыло. Впереди собеседование, на которое ехать в таком виде было нельзя. Нужно было как минимум помыться и сменить одежду. Проклятая дверь не открывалась. Выходить Михе пришлось через пассажирскую. Мысленно добавив один пункт в список необходимых с машиной работ, Миха тяжёлой поступью направился к подъезду.

Привычно, с диким грохотом, одолев с пятого рывка, дверь подъезда, и встав у своей входной двери он осознал всю тяжесть положения. Ключей от квартиры не было. Утром жена должна была уехать на работу, старшОй послушно уйти в школу, а тёща с младшим были у Люсиной сестры. Денег в кармане не было, ключей от квартиры тоже.

Хуже того — обиженная с вечера жена не отвечала на звонки. Миха тихо матерился на гудки в трубку. Потом удача ему наконец улыбнулась. Подъезд сотряс ломающийся сиплый бас:

— …Ну а чё мне делать-то?!!… Зато ты у нас умная!!!… Дежурство, б..ь, ну выйдешь ты ко мне на минуту. Переживут!!!! Всё, скоро буду.

В итоге, закончив перепалку, он пошёл обратно в машину. Дёрнув по привычке неработающую водительскую дверь, Миха громко матюгнулся и полез с пассажирской стороны. Брюки пришлось закатать по колено, иначе весь путь они впитывали бы не сильно живительную влагу с пола. Кресло от несвежих штанов героически спасал белый пакет из сетевого магазина. Машина завелась со второй попытки. Заботливо прогрев мотор, Миха поехал за ключами к жене.

Выходить с пассажирской стороны, да ещё и в брюках, которые отчаянно требовали стирки, было «западло». Сложно сказать что именно стало мотивом к тому, что Люся вошла в положение и сама вынесла ему ключи. То ли её высокий уровень семейного сознания, то ли нежелание хвалиться перед сослуживцами своим небритым и опухшим мачо, в голифе пропитанных субстанцией состоящей из тех же букв, что и слово «мачо», но поменянными местами гласными.

Так или иначе, ключи от квартиры были у Михи. Оставалось добраться домой. И тут ждала засада. Фокус со стартом со второй попытки Газель повторить не захотела. И с третьего. И с десятого. Она просто не завелась. На буксир Миху смогли взять только через час. Все нежелательные ранее манёвры пришлось проделывать по нескольку раз. И вылезать из-за руля через пассажирскую дверь, и светить на улице несвежими штанами и, главное, терять на всё это время.

К моменту доставки Газели с Михой к дому, стало ясно, что на «формальное» собеседование он не попадает. Газель припарковали ближе к лавочке. Миха привычно вылез с пассажирской стороны и пошёл наконец помыться, а его спасители отправились в магазин за горючим. Вместо позитивного повода выпить, вечером появился негативный.

Как Миха отметил покупку Газели

С мечтами всегда так – она кажется идеальной на горизонте, но при реальной встрече оказывается, что есть нюансы, неуловимые на расстоянии. Денег, которые были выручены за Люсиного корейца, на новую Газель не хватило. И на «не совсем новую». Только на совсем «неновую». Но всем известно, что старая Газель — машина не убиваемая. Знающие пацаны объяснили Михе, что в конце концов, в ней практически всё можно починить.

В данном случае «практически всё» означало «абсолютно всё». От рамы до кабины. О том что творилось под капотом красноречиво говорил одометр, бессовестно заклинивший на моменте, когда двигатель намотал на кардан уже 11 экваторов. По визуальному состоянию было ясно, что это далеко не вся правда. Но это не имело ни малейшего значения. У Михи сбылась мечта… и это надо было отметить!

В процессе отмечания, Михаил выходил из-за руля всего пару раз. Исключительно до ближайшего куста — благо с расстоянием до него проблем не было. А вот с расстоянием до лавочки у подъезда, где собрались дорогие гости, проблема была. Дело в том, что по приезду, Газель заняла своё «законное» место там, где до неё стояла Люсина микролитражка — в дальнем углу парковки. Между лавочкой и машиной стояло 5 машин. Ромка-Косяк, как самый «молодой», постоянно бегал от скамейки к Газели, поднося «снаряды» счастливчику, который вот-вот встанет в ряды хорошо обеспеченных водителей-экспедиторов.

О собеседовании в своей фирме Ромка уже договорился. «Как штык» Михе надо было быть только завтра, когда вернётся директор. Убедив всех, что осталась пустая формальность, Ромка предложил сосредоточиться на отмечании. Сосредоточенность прервал затяжной звук клаксона, донёсшийся от Газели.

Причиной был Миха, настолько впавший в нирвану от обладания мечтой, что своим лицом буквально сросся с рулём. Ромка, несмотря на сложности с передвижением своего тела в пространстве (очевидные уже для всех), под всеобщий гогот, добрался-таки до двери Газели. Толкнув Миху в плечо раза четыре, он сумел наконец прервать бессмысленное разряжение и так уставшего от долгой службы аккумулятора. Будущий коллега Романа замертво свалился на бок. Через 2 часа в этом положении Миху обнаружила супруга, которая как раз вернулась от сестры. Ночевал Миха в своей драгоценной «ласточке».

О том откуда у Михи взялась мечта о Газели и как она обрела материальную форму

После того как Миха был вынужден уйти из таксистов, отсутствие работы вынудило его завести себе мечту.

Появилась она у него очень просто – во время отмечания очередного праздника к их компании присоединился Ромка по кличке «Косяк». Так его звали не только за то, что у него вечно всё не ладилось, но и за то, что он имел пристрастие к веществам, «расширяющим» сознание. Парнем он был более молодым, чем основной масса членов этой алко-компании, так что и уважения особого в глазах «бывалых» он ещё не заслужил. Ему было около 30. Уже были жена и дочь, а вот с работой вечно беда. Он долго был в поисках, уже и грузчиком успел поработать, и кладовщиком, но нигде не задерживался. С последнего места работы – склада, его выгнали за недостачу, к которой он, как всех уверял, не имел ни малейшего отношения.

В общем, после долгих поисков работы, к которому были подключены уже все мало-мальски знакомые люди (более знакомые уже не связывались), Ромка устроился водителем-экспедитором в небольшую фирмочку, которая занимается грузоперевозками. Работал он там 2 через 2. Это был первый хороший звоночек для Михи. А после рассказа Косяка о том, сколько он там зарабатывает, стало ясно – это само проведение указывает на работу Михиной мечты.

Так как Михаил был человеком приземлённым, мечта была обязана оперативно принять низменные материальные черты. Для работы водителем-экспедитором была нужна своя грузовая машина. Понятно, что сразу Freightliner в этом деле ни к чему, да и прав нет, но вот Газель была бы очень к месту. Точно! Газель! Вот она – мечта человека, решившего встать на трудовой путь!

Это стало Михиной идеей фикс. Газель всплывала в каждом разговоре. На любую тему.

— Как сыграла хоккейная сборная?

— Отлично сыграла. У меня как раз календарик есть с Панариным – в бардачок в Газели положу.

или

— Мих, поможешь диван старый выкинуть из квартиры?

— Не вопрос! Была бы газель – можно было бы не выкидывать, а на дачу отвезти или в гараж.

В общем газелью Миха достал даже всех своих корешей. Что переживала жена – остаётся только догадываться. Ей было сказано, что весь этот вечный алкогольный вертеп от безделья. И была бы Газель – так он точно бы пить бросил, ведь надо на работу, нельзя же повторять того фиаско, из-за которого он ушёл из таксистов. В общем не мытьем так катаньем. Главное здесь то, что к концу недели с парковки перед домом пропала Люсина корейская микролитражка, на которой она ездила на работу. Во двор торжественно заехала ржавая Газель, за рулём которой сидел счастливый и гордый Миха, улыбаясь во весь рот.